Blue Flower

 Предмет обсуждения в статье – моя экспериментальная проверка следующего принципа: "Чем больше девушку мы любим, тем меньше нравимся мы ей". Так как каждый такой эксперимент требует большого повествования, то статья посвящена только одному моему жизненному случаю. Из статьи станет понятно, действительно ли прежде признающиеся в любви девушки при появлении от парня ответной любви начинают испытывать романтический холод. В конце статьи излагается итог моих экспериментов подобного формата, но при этом также сообщается, что такой опыт не является стопроцентным подтверждением рассматриваемого в статье любовного принципа.

Весомое подтверждение принципа «любвеобильность приводит к появлению отторжения»

 Насчёт принципа о том, что излишняя любовь порождает появление охлаждённого отношения со стороны объекта любви, и по настоящее время ведутся споры. Одни граждане старательно утверждают, что подобный принцип является верным на всю сотню процентов, а другая категория личностей придерживаются того мнения, что излишняя любовь, наоборот, приводит к возникновению прекрасных отношений – мол, «Чем сильнее любить какого-то человека, тем сильнее этот человек будет любить в ответ».




 Чтобы мыслить таким образом, который как можно сильнее приближен к объективному пониманию мира, следует находиться в серединных условиях и при этом иметь возможность обеспечить двоякий исход ситуации. В контексте анализа принципа о появлении отторжения после проявления любвеобильности в идеальных условиях нужно являться человеком со средней внешней привлекательностью, нейтральным в некотором смысле поведением и иметь знакомство с людьми противоположного пола, которые имеют тоже стандартную внешность, но обыденное поведение уже в смысле нормальности (распространённое поведение, а не уравновешенное).

 Тут стоит выйти из позиции обезличенности и представиться. Я являюсь парнем как раз-таки со стандартной внешностью – это пойдёт в будущие плюсы касаемо объективности.




 Хотя проверить принцип исчезновения любви при дарении излишков этой самой любви – это всё-таки трудный для психики вариант проверки. Почему? Всё дело в том, что всякому парню, в том числе и мне, очень приятно надеяться на то, что какая-нибудь симпатичная милашка, которая решила со мной познакомиться, окажется «той самой», вследствие чего у нас возникнет длительная и прекрасная любовь. Однако в таком случае спасительным аргументом является следующий:

 «Если девушка испытывает к парню интенсивную любовь, то даже если этот парень будет излишне сильно её ценить, любовь этой девушки не искоренится»




 В тех же случаях, когда любовь носит формальный характер по тому типу, что, мол, понравились друг другу и решили по взаимной симпатии начать коммуницировать – тогда отклонение в сторону излишней оценки объекта симпатии безоговорочно обернётся крахом подобных почти-любовных отношений.

 С самого начала, когда девушки начали со мной знакомиться (не прямо-таки во множественном числе, а редко и по одной), то моей  странной, но очень интересной целью было подтверждение принципа об исчезновении любви при выражении девушке высокой ценности.




 Примечательное моё знакомство с девушкой произошло тогда, когда в любовном плане я являлся лишь теоретиком, но не практиком. Общение между мной и данной девушкой было прекрасным, и вскоре девушка начала признаваться мне в любви, ждать общения со мной, скучать по мне в каких-то случаях и испытывать прочие атрибуты влюблённости. Моя же позиция была лаконичной: в любви я не признавался, но на добрые слова этой девушки отвечал тоже добрыми словами. То есть, я выдерживал как бы «тёплый нейтралитет».


 И такая ситуация является идеальной для кардинальной смены своей позиции с просто тёплой, на горячо влюблённую. Выражалась эта позиция в следующем формате: я решил общаться с этой как бы любящей меня девушкой очень активно, выражал ей множество слов любви, настаивал на частых встречах, выражал так называемое скучание по ней и выражал волнение в тех случаях, когда она долго не выходила на контакт – в общем, решил перенять частности поведения от самой этой девушки.

 Вариантов исхода событий было два: либо любовь этой девушки ко мне усилится, либо её любовь ко мне пропадёт.




 Казалось бы, если девушка уже призналась мне в своей любви, при этом не один раз (то есть, не по какой-то случайной ошибке), то разлюбить меня она вроде как уже не сможет – по крайней мере, за короткий срок. Терять любовь этой девушки ко мне я не боялся, потому что зачем бояться того, что из-за своей экспериментальной смены поведения некая особа сменит свою любовь на отторжение? Так что эксперимент проходил под здравым рассудком и пониманием того, что мной происходит лишь игра любовной роли в исследовательских целях.


 Собственно, как и следовало ожидать, уже спустя всего неделю игры в такие «сюси-пуси» любовь даже не начала приобретать односторонний характер – она стала полностью односторонней. Вернее, не любовь, а изображение мной любви к этой особе женского пола. Казалось бы, моя внешность осталась той же (то есть, в урода я не превратился), но прежде признававшаяся мне в любви девушка полностью ко мне охладела. Никаких второстепенных красавчиков в поле её зрения не появлялось, так что становится очевидным следующий железобетонный факт:

 «В данном случае изображение любви к девушке, которая ранее сама признавалась мне в любви, привело меня к тому, что отношение этой девушки ко мне сменилось с горячо-романтического на холодно-безразличное»




 Я решил продолжить эксперимент по игре роли влюбившегося парня и не сбавлял свои исследовательско-любовные обороты, ведя себя с этой девушкой так же, как она вела себя со мной, когда я, по её словам, был для неё «самым прекрасным и любимым парнем, который делает её жизнь счастливой». Казалось бы, нейтралитет в виде холодного отношения к «как бы» влюбившемуся в эту девушку парню должен продолжить оставаться в категории нейтралитета. Однако нейтралитет сменился сначала неприятием, затем отвращением, затем презрением, а далее злостью, и в итоге всё закончилось добавлением выражающего любовь парня в чёрные списки во всех интернет-ресурсах. И как раз эта самая неделя движения от нейтралитета до злости происходила именно в интернете, потому что в реальности эта ранее признававшаяся мне в любви девушка встречаться уже не желала. А вот самой эксклюзивной изюминкой моего общения с этой искренне любящей, а затем искренне презирающей меня девушкой было моё удачное проворачивание следующей ситуации:

 «Перед тем, как данная девушка начала отправлять меня в чёрные списки во всех коммуникационных средствах, я по удачи успел отправить скриншот двух совмещённых сообщений от этой девчули. Первым являлось длиннющее сообщение этой девушки о том, какой я хороший, милый, прекрасный, любимый и много-много всего такого романтического, отправленное этой девушкой в тот период, когда я ещё не экспериментировал со сменой своего поведения. Вторым же являлось такое же длиннющее сообщение этой особы, но уже противоположного контекста о том, какой я мерзкий, противный, отвратительный и как сильно я её достал. Правда, подобная контрастирующая ситуация была мной проделана без каких-то злобных или разоблачающих умыслов. Хотя я тогда всё же считал это несколько забавным»




Что примечательно, роль прямо-таки сильно «доставучего» в любовном плане парня я не играл. Я имитировал просто стандартную ситуацию влюблённости – не проявлять же эту влюблённость искренне, верно ведь? Но, как оказалось, выражение мной любви (пусть даже искусственной) именно в этом случае не привело к укреплению данных романтических отношений. Это не привело по итогу даже к нейтралитету в виде охлаждения отношений. Это привело именно к отторжению вперемешку с презрением в отношении меня.


Разумеется, что насчёт подобного случая я поначалу в объективном формате предполагал, что он, возможно, является всего лишь единичным. Вдруг с остальными девушками всё будет складываться по иному сценарию? Так что я решил проверить, является ли вышеописанный антилюбовный принцип повальным, либо это только частный случай. Проверок такого формата было в пределах одного десятка – то есть, очень мало – однако результат был, как и полагается, одинаковым, и выражался он в следующем факте:

«Начальная влюблённость девушки в отношении парня не перерастёт в любовь, если этот парень будет тоже выражать влюблённость. Наоборот, влюблённость девушки сменится сначала на безразличие в виде нейтралитета, а затем на понижение ценности парня и последующему его игнорированию»




Конечно, в жизни бывают разные ситуации. В каких-то случаях выражение парнем любви к девушке только укрепит их романтическую жизнь. Однако конкретно мой опыт в виде около десяти случаев с одинаковым исходом является фактом подтверждения принципа антилюбви:

«Любвеобильность имеет высокий шанс привести к возникновению отторжения, а в моих экспериментальных частностях этот шанс был даже стопроцентным»



Да, кто-то из активных граждан поспешит возразить в том плане, что если у меня всегда был «дурно пахнущий» результат, то, может быть, это я сам, как говорится «навалил в штаны». Однако я не считаю результат во всех моих антилюбовных экспериментах «дурно пахнущим», потому что это были именно эксперименты, а не полная отдача некой любви. Это просто результаты конкретно в моих случаях. Может быть, у каких-то других парней результаты будут иметь иной характер. Может быть, после выражения такими парнями влюблённости к девушкам эти самые милашки будут в них, наоборот, влюбляться. Так что мою информацию стоит воспринимать просто как опыт, основанный на экспериментах. И хотя эксперименты сильно приближают народ к объективному пониманию мира, десяток моих совпадающих результатов – это всё-таки слишком малое число для создания полноценной статистической базы.